Да я ебала именины и


/ Просмотров: 33555


Переделанные басни, стишки и песни, авторство которых принадлежит кому-то, но пересказываемые тысячу раз, они постоянно менялись

«Басни про животных»


Про ворону
В Росии был голодный год
Ворона, ебанная в рот
У фраера кота кусочек сыра пизданула,
На ель ворона взобралась,
Выебываться стала
На ту беду Лиса с колонии сбежала,
За проститутство там полгода отбывала
"Голубушка, как хороша!
Какие ляжечки, какие буфера!
И петь такая мастерица!
Еще бы в жопу три пера,
И ты была б жар-птица!"
Спой цветик, не стыдись...
У Вороны от похвал кружилась голова.
Ворона каркнула во все свое ебало.
Сыр выпал. С ним была плутовка такова.

Именины
В лесу справлялись именины,
На них и заяца пригласили,
И там напившись, как свинья,
Залез на стул он и начал матюгаться:
"Хозяйка- блядь, пирог- хуйня
Котлеты с ебанной свинины!
Подайте шляпу и пальто
Ебал я ваши именины!".
Но в разговор вмешался Еж:
"Да никуда ты не пойдешь!
На то и есть здесь царь зверей". -
"Ебал я в рот таких царей!"
Тут мимо Лева пробегал
И Зайца говор услыхал:
"Кого, кого, косая блядь,
Ты собираешься ебать?
Меня? Царя именины зверей?
Да я тебя на бутерброд,
Микроба, ебанного в рот!"
Тут заяц свистнул три раза,
Из лесу зайцев привалило
И Льву такой пизды вломило,
Что он три дня костями срал,
А после в Африку съебал.
Мораль сей басни такова,
Что Лев стебется в одиночку,
Контора ж зайцев пиздит Льва.

Пивная
На углу стоит пивная,
Вот затейница какая,
Днем и ночью свет горит,
Aлкоголиков манит,
Вместо свечки хуй стоит.
На стене висит программа -
Срать не меньше килограмма.
Лев насрал четыре кучи и кричит:
"Я - царь зверей,
Дайте премию скорей!"
Слон насрал пятнадцать тонн,
Лев, конечно, полез в драку,
Но одним пинком под сраку
Очутился под столом.
Тут пошла возня такая -
Раздавили попугая,
Волка ебнули бутыкой,
Зайца ткнули в жопу вилкой,
A какой-то дикобраз
Пернул так, что свет погас.
Свет, конечно, починили,
A ему пизды вломили.
Ежик тут не растерялся,
Взял бутылку и смотался,
A лиса ему вдогонку:
"Сука, спиздил самогонку!"
A потом пришли газели,
И так набздели, так набздели,
Что все окна запотели.
Из под лавки вылез гусь:
"Тише, дети, я ебусь."
Вылезла за ним и утка:
"Не волнуйтесь, это шутка".
Все спускаются в подвал,
Там медведь пчелу ебал,
A пчела: "Жу-жу, жу-жу,
Я ребеночка рожу".
Вышел ежик на крыльцо
Почесть свое яйцо.
Сунул руку - нет яйца,
Так и ебнулся с крыльца.
Поглядел он на крыльцо -
Там лежит его яйцо.

Лебедь, рак и щука
Однажды Лебедь, Рак да Щука
(Порядочная тоже сука)
Везти с поклажей воз взялись.
А что тяжел - так в рот ебись.
Впряглись. "Поехали!" - кричат.
Кругом толпа. Но все молчат.
Ну, воз не едет ни хуя.
Орет тут Лебедь: "Еб ту, бля!
Тяжелый, падла, этот воз!
А! Он еще и без колес!
Ну на хуй нам его возить -
Пойдемте лучше пиво пить!
И Лебедь, Щука, с ними Рак
В ближайший двинули кабак.
Кто виноват из них, кто прав - судить не нам.
Да только воз и ныне там.

Свинья на барском дворе
Свинья на барский двор когда-то затесалась.
Сперва там просто послонялась,
Затем в хоромах барских оказалась,
И на кушетках повалялась,
Картинами полюбовалась...
Однако ж у людей свинье
Ничто не приглянулось,
И из гостей она к себе
Без сожаления вернулась.
Сказал свинье дворняга-пес:
"Ах, блядь! Что б только я оттуда не унес!
И потроха, и мясо-кости,
И молоко, и сыр..."
"Да все это хуйня! - свинья ответила ему. -
В роскошном барском том дому
Совсем не так, как у людей -
Там нету ни хуя обычных желудей!"
И то сказать, какой мудак,
Свинью увидев на кровати,
Захочет ее желудем потешить
Вместо того, чтоб пиздюлей навешать.

Мартышка и Слон
Развратница Мартышка,
Увидев, какова Слоновья шишка,
Затеяла Слону минЬет.
Когда ж в любовниках согласья нет,
Усилия тщетны в совокупленьи –
Слон бьется в исступленьи,
Искомое стремиться получить – пустое!
Мартышкин рот не то что член –
Кусок хвоста его вместить не мог – тщета!
И кончилась чем эта суета?
Мартышка вся в слезах, о злобнаЯ тварь,
Елду слоновию объять не в силах,
Ее с досады укусила.
Слон тут – реветь!
И так, ревя, с натуги, и со страху
Елдой укушенной Мартышку так бабахнул,
Что та, промучившись минуту, померла.
Мораль? Морали нет, читатель – зря дела...

Мартышка и очко
Мартышка к старости очком ослабла.
И если правду вам сказать,
Тут не в хроническом поносе дело
Себя давала в зад ебать.

Когда же юности мартышки
Пришёл логический конец.
К её очку, с проворством мышки
Подкрался шустренький пиздец.

И потерявши эластичность,
Способность кал внутри держать.
Могла на склоне лет отменно
Она лишь гадить и дристать.

Но кто-то умный из знакомых
(По-моему, геморройщик слон)
Её посоветовал : «клин-клином»
И гордо удалился вон.

Мартышка в ярком пессимизме
Себя заставила не долго ждать.
Приобрела в аптеке клизму,
Что бы «клин-клином вышибать»!

Увы! При первой же попытке
Пиздец вторично к ней пришёл.
Не выдержав подобной пытки
Очко рвануло, как котёл.

Мораль проста, как сброс фикалий!
Держи клоаку на замке.
Запомни - клизма - не игрушка!
А гадить надо на горшке!

Мартышка и очки
Мартышка к старости слаба глазами стала:
Своих подруг и с трех шагов не узнавала,
И, зренье чтоб восстановить,
Очки решила раздобыть.
Напиздила очков она штук двадцать,
За день успела так с очками уебаться,
Сто раз их меряла она -
Да все ж не видит ни хрена.
К несчастью, то ж бывает у людей -
Когда мудак клокочет от затей,
Которым сроду не бывать.
И нехуй зеркало пинать...

Пчела и Медведь
Однажды в жаркий летний день,
Пуская по долине тень,
Пчела ужалила медведя
Прямо в член.
"Ебена вошь!" - вскричал медведь,
Поймал пчелу и начал ее еть.
"Ой, ой, умру!" - кричит пчела.
"Врешь, от хуя не умрешь!"
- "Тогда усрусь!" -
"За это не ручусь!"
И правда: та пчела не умерла,
А девять месяцев спустя
Большого медвежонка родила.
Хотите вы мораль узнать?
- Что проще? Словно раз поссать:
Маленькой пизде большого хуя нечего бояться:
Пизда имеет свойство расширяться.

«Переделанные песенки»


Армейская
Мы сегодня до зари
Встанем,
На зарядку побежим
Строем.
Что-то трудно мне вставать
Стало,
А вчера уж не смогли
Трое.
Бьют дождинки по щекам
Впалым,
А начальству все равно-
Мало,
Не решетки на окне-
Рамы!
Почему я не в тюрьме,
Мама!
Обещает быть весна
Долгой,
Только я не доживу,
Мама!
Нас осталось человек
Сорок,
Да и те, видать помрут
К маю.
А в столовой харчи
Пахнут горечью,
Кто-то в бане примерз
У стены.
Просыпаемся мы
И грохочет над полночью
То ли гроза,
То ли голос жлоба- старшины.

Подражая Высоцкому
"Друг- оставь покурить"
А в ответ- тишина
Он вчера подружился с евреем.
(вариант)"Я и сам покурю нихуево"

Бременские музыканты
Ничего на свете лучше нету,
Чем стрельнуть у друга сигарету.
Пусть бычками брезгуют придурки,
Нам любые дороги окурки.
Нам любые дороги окурки

Есть улицы центральные...
Есть воды минеральные,
Напитки PEPSI-кольные
Полезные для печени,
Приятные на вкус.
Но мне милей нормальные,
Милее алкогольные,
И я без них, поверьте мне,
Ни дня не обойдусь.

Приму стакан "Перцовочки",
Залью его "Столичною",
Разбавлю "Старорусскою"
С "Кубанской" пополам...
"Лимонная", "Особая",
"Сибирская", "Пшеничная" -
Для истинного русского
Вы - истинный бальзам!

Я пил ликеры разные,
Коньяк и пиво пенное,
Пил вина первоклассные,
Шампанское и ром.
Но самая прекрасная
Из них обыкновенная
Простая водка "Русская"
В бутылочке с "винтом".

Приму стакан "Рябиновой",
Залью его "Московскою",
Разбавлю после "Старкою"
С "Посольской" пополам...
"Охотничья", "Петровская",
"Стрелецкая", "Смирновская" -
Для истинного русского
Вы - истинный бальзам!

«Про сказочных персонажей»


Садко
Весь день не утихает,
Бушует океан.
Как хуй в пизде, болтается
Кораблик по волнам.

А в каюте класса первого -
Садко, заморский гость.
Гандоны надувает
И лопает о гвоздь.

"О други мои верные,
Всегда мы заодно,
Давайте бросим жребий,
Кому идти на дно!"

Они метнули жребий,
И стало всем легко:
Он выпал на зачинщика,
Он выпал на Садко!

Залез Садко на мачту
И в океан - бултых!
Мелькнула жопа с яйцами,
И океан затих.

И вот Садко на дне морском
Шлифует жопой грязь,
А сзади потихонечку
Ебет его карась.

Садко, не долго думая,
За яйца его хвать!
"Ну, говорит, пиздюлина,
Как к королю попасть?"

Ворота золоченые,
Блатная детвора,
С хуями недрочеными
Стоят два осетра.

А вот еще картиночка
У царского двора:
Малюточка сардиночка
Насилует кита.

А вот еще картиночка,
Да все наоборот:
Малюточку-сардиночку
Огромный кит обет.

Пока я вам рассказывал,
Меня опутал спрут.
Товарищи, товарищи,
Меня уже ебут!

Сказка
В некотором царстве-государстве
На гулянке т.е блядстве
Рано утром часов в семь
Царь ебал одну дырень
Та стонала,извивалась,
Поднималась,опускалась
Дело вышло - кончил царь
а девица:
"Государь!Я старалась,как могла!
Ты давай гони бабла!"
Царь конечно отстегнул
А потом под жопу пнул
Поднатужился чуток,
это для него урок
Почесал свой дряхлый таз
Выдал он такой указ:
Люди!Шмары!
Вашу мать!
Надоело шлюх ебать
Хочу целку!
Вот заданье!
На вечернее гулянье
Предоставить во дворец
а иначе всем пиздец!
Долго все её искали
Чуть аж жопы не порвали
Наконец в одном селенье
Все ж нашли сиё творенье
Ноги кривы,зубов нет
Зато делает минет
На пизде зеленый мох
А на рожу как то пох
Ну и это чудо-юдо
в рваны лапти то обуто
Притащили ко царю
Тот уж тряс свою балду
Схватил он свою любовь
Закипела в жилах кровь
И давай ее ебать
Всунул, вынул,поглядел
Побледнел и охуел
"Ох твою то шлюху мать
Ща приду! /ушел блевать/"
А красотке ваще-то пох
на пизде считает блох
Царь же корчился,рыдал
а к утру и дуба дал...
Вас все спросят: почему?
Я же вам мораль скажу
Какие бы ни были у вас понталоны
не забывайте про гандоны!
Потому что девка та
Была очень, бля, больна.

Волк и семеро козлят
Сейчас я сказку расскажу!
Жила была семья в лесу -
Коза и семеро козлят:
Мамаша, дочка, шесть ребят.

А жили в доме не плохом:
Шесть комнат, кухня - дом как дом.
Не плохо жили, все путем.
Был холодильник, жрачка в нем.

Жилось им весело, легко,
На завтрак пили молоко,
Молочный суп с крупой в обед,
На ужин - сырник и омлет.

Употребляли молока,
Как армия и три полка.
И утром только свет в окно -
Коза идет за молоком.

А уходя дает наказ:
«Чтоб были все без выкрутас,
СтаршОго брата слушать всем,
Чтоб с вами не было проблем.»

А сыну старшему велит:
«Не подпускай малЫх к двери,
И не кому не открывай,
Лишь мне открой и не зевай:
Скажу пароль: «Соси сосок»,
Тогда и открывай замок».
Вот мама вышла за порог,
Козленок двери на засов.

Но на беду семи козлят
Волк слушал, что им говорят.
И не прошло дести минут
Волчара серый тут как тут.

Не жрал неделю, весь опух,
Но у него есть голос, слух.
И тонким голосом козы
Прям как у Юрия Лозы,
Пароль пропел: «Соси сосок!»
«Соси свой ХУЙ! У нас глазок!»
Ответил грубо старший сын
И подмигнул всем остальным.

От горя волк аж онемел
Потом сомлел и околел.
На волке ставим жирный крест.
На этом сказочке конец,

Но в каждой сказке есть намек,
Мораль и маленький урок.
Мораль сей сказки такова,
Что от козлов одна беда.
Не будет жизни без беды
Пока на свете есть козлы.

Про Красную Шапочку
Утром мама будит дочь:
Что, опять еблась всю ночь?
Ну, вставай, паскуда, быстро,
Браги наливай в канистру,
Возьми пару сухарей,
Бабке отнеси скорей.
Курва, ведь с утра звонила,
Чтоб ее опохмелила.

Шапку красную надень,
Да подмой свою пиздень,
От нее такая вонь,
Аж подох соседский конь.
По дороге не сношайся,
Поскорее возвращайся,
Дома дел невпроворот.

Шапка думает: "Хуй в рот,
По дороге подъебусь,
Да попозже возвращусь."
К зеркалу она подходит,
Губы мажет, бровь подводит,
Про пизду свою забыла,
Так ее и не подмыла.
Шапку красную надела
И, как птичка, полетела...

Что же это за хуйня,
Мухи вьются вкруг меня?
От пизды, наверно, пахнет.
Бабушка нюхнет да ахнет,
Скажет: "Что же ты, кобыла,
Столько дней пизду не мыла?"

Дай-ка, думает, пойду
В речке вымою пизду...
Вот, подмылась, поссала,
Сразу рыба вся всплыла.
Раки тоже отравились,
С этим светом распростились...

Благо нету рыбнадзора,
Ох, не миновать позора,
Если б вдруг увидел кто,
И, надев свое пальто,
Быстро удалилась прочь,
Убежала, сучья дочь...

Вдруг навстречу Серый Волк,
Этот знает в ебле толк.
"Здравствуй, Шапка, добрый день,
Дай помацать за пиздень,
Вот, что я тебе скажу,
Дай-ка в сраку засажу!"

"Слушай, ебаный козел,
Ты бы на хуй не пошел?
В сраку, что ль, ебать горазд?
В сраку бабка тебе даст!
Мне-то надо не туда,
Больно чешется пизда!!!"

"Ну, так что ж, давай вертайся,
Да пониже нагибайся.
Так заеду, если хошь,
Голову не повернешь!"
"Помолчал бы уж пока,
Ведь не как у ишака,
У того - вот это да!
Аж по швам трещит пизда!!
Да и твой стручок хорош,
Браги дам, коль проебешь..."

"Эх, бражчонка хороша,
Ух, не выдержит душа,
Ну, плесни еще полкружки..."
"Может, принести подушку?
Может ляжешь спать, шакал?
А ебать кто обещал?"

"У тебя пизда, красотка,
Как солдатская пилотка
Полстапятого размера,
Все равно, давай, холера.
Я б за брагу и ежу
Засадил, для куражу..."

Посмотреть на поебушки
Собралися все зверушки.
Шапка, выслушав советы,
Все закончила минетом...
"Ну, Шапчонка, молодец,
А теперь уж, под венец,
Бражки лей, не жаль тебе?"

"А вот хуем по губе!
С чем я к бабке-то приду,
Покажу свою пизду?"
"Ладно, погоди, шалава,
Ты - налево, я - направо,-
Так подумал серый волк.
Нахуя мне этот торг?
Я таких в гробу видал!"

Бзднул, и быстро убежал.
Шапка по лесу идет,
Песни весело поет.
И не взять ей, дуре в толк,
ЧТО задумал серый волк...
Тот в избушку залетел,
Бабку с потрохами съел.

Не жевал, а проглотил,
Словно нильский крокодил,
Ведь ее не прожевать,-
Старая, ебена мать!
Лишь накинул одеяло,
Слышит - Шапка завизжала:
- Эй, хромая хуета,
Открывай-ка ворота!

- Так трещит моя башка,
Пережрала я лишка!
Дерни, Шапка, за веревку,
Как за хуй соседа Левку!
Дверь открылась, заскрипела,
Шапка чуть не охуела:
- Слушай, старая карга,
Ты черней чем кочерга.
Нахуя такие уши?

- Чтоб блатные песни слушать!
- А ебало-то, ебало...
- Много я хуев сосала!
- Отчего такой живот?
- Забеременела, вот!
Тут охотники с гулянки,
С охуительнейшей пьянки,
Возвращалися домой...

К бабке забрели гурьбой:
- Здравствуй, Шапка, где бабуля?
- Вон лежит, а вам-то хули?
Хватит вам ее ебать!
Собралась опять рожать!
- Да ты, Шапка, посмотри,
Кто лежит, глаза протри!
Волк ни жив, ни мертв лежит
Обосрался и дрожит.

Тут охотник подбежал,
Острый вытащил кинжал,
Волку жопу раздербанил,
Бабке нос чуть-чуть поранил...
Все, конечно, ужаснулись,
- Как ты там не задохнулась?
- В жопу высунула нос,
Прямо серому под хвост!
По концовке все пожрали,
Шапку хором отъебали,
Бражки выпили по кружке,
И покинули старушку...
А теперь судите сами,
Можно ли дружить с волками?..

У Лукоморья...
У Лукоморья дуб зеленый,
Златая цепь на дубе том,
А также хрен большой моченый
Висит пристегнутый на нем.
Ученый кот под дубом ходит
И веселит простой народ,
Идет налево - в морг заводит,
Направо - в жопу всех ебет.
Там чуть дыша Горыныч бродит,
Русалка на ветвях сидит
И на людей тоску наводит -
Такой у ей обЛЕсШИЙ вид.
Там на неведомых дорожках
Следы недолбаных зверей,
Лука Мудищев в босоножках
Там притаился у дверей.
Избушка там на курьих ножках,
В ней Домовой - большой злодей,
Икру в тарелке месит ложкой,
Не коммунист и не еврей.
Там лес и дол - семья и школа,
В лесу гуляет молодежь,
Там исключат из Комсомола,
Налево ежели пойдешь.
Там королевич мимоходом,
Царевну грозно матеря,
Ее е... клянет перед народом,
Чтоб родила богатыря.
Она потом в темнице тужит,
Тамбовский волк ей верно служит.
Когда натужится как надо -
Богатыря родит в награду.
Там тридцать витязей прекрасных
Не прекращают игр опасных:
Об стену бьются головой
И с ними дядька их морской.
Там царь Кащей над златом чахнет,
Кто ни зайдет - того и трахнет.
А после с Бабою Ягой
Он ударяется в запой.
И я там был и развлекался,
Русалку на ветвях имел,
Два дня Кащей за мной гонялся,
Но все же смыться я успел.

«Стишки нашего двора»


Перестроечное
(кто помнит- тот поймет)
Горбачев проснулся рано,
Встал ускоренно с дивана:
На семейную кровать
Не пустила Райка спать.

Перестройка- это фактор,
Первым ебнули реактор.
Ускоренью дали ход-
Утопили пароход.

Но и это не предел,
К нам на площадь немец сел.
Наркоманов развели,
СПИД в Россию завезли.

Перестройка – мать родная,
Хозрачет – отец родной,
На хуй мне родня такая,
Лучше буду сиротой.

Водка стоит двести тридцать.
Триста сорок колбаса,
Хуй стоит у Горбачева,
У рабочих - волоса.

Ровно в шесть поет петух-
В восемь- Пугачева.
Магазин закрыт до двух,
Ключ у Горбачева.

Лицо и Жопа
Однажды в бане, в голом виде,
Вдруг жопа встретилась с лицом.
Лицо промолвило с обидой:
"А ты всё, жопа, молодцом!
Стройна, румяна и красива,
Ну просто смотришься на диво,
А в чем же дело, боже мой,
Ведь мы ровесники в тобой.
И отвечала жопа честно:
"Хоть мне порой бывает тесно,
Но все ж живу я как хочу,
Я не волнуюсь, не ворчу,
Морщинами не собираюсь,
Ну, в общем, вовсе не стараюсь
Быть самой важной среди жоп.
А ты, кивая на склероз,
Суёшь куда попало нос,
Улыбку корчишь, глазки строишь,
Мужчин ленивых беспокоишь,
Короче, ты ведёшь игру,
А я смотрю на все и сру."
Мораль ясна любой собаке,
Она уже в ушах звенит!
"Коль будет всё тебе до сраки
Прекрасным будет внешний вид!"
Но автор утверждает всё же!
"На жопы станем мы похожи."

Изгнание из рая
Первым создал бог Адама
И тот час случилась драма.
У Адама дура, во-о!
А заделать некого.
Видит бог плохи делишки,
Так и жди воткнет пол-шишки.
Почесал свое ебало
И подумал быть беде..
Дни идут, Адам скучает.
Хуем яблоки сбивает,
Прожигает жизнь свою,
Ищет бабу он в Раю.
И послал ему бог Еву
Целомудренную деву.
И сказал - живите дружно,
Но ебаться здесь не нужно.
Коль откроете здесь еблю
Вмиг спущу я вас на землю
Не потерпит блядства Рай!
Что угодно, выбирай.
Долго наш Адам крепился
Как-никак в Раю прижился
Разленился он в конец
Если выгонят - пиздец.
В телевизор смотрит бог:
Что за странный осьминог?
Появился в райском саде
Жопа спереди.. и сзади..
Бог никак не разберет
Кто кого в саду ебет.
Бысто крылья одевает
И на место вылетает.
Ну, а Еву между тем
Наш Адам заеб совсем
Чуть жива, глаза закрыла..
Что ты делаешь, мудило?
На Адама бог кричит
Ишь вцепился, паразит.
Это Рай, а не бардак!
Погубил тебя елдак!
Забирай свои манатки,
Забирай отсюда блядки,
Завтра сдашь мне обходной
И на землю марш, домой!
Время шло и изменялось.
Умирало и рождалось.
Только грех не умирал,
Мир еще грешнее стал.
На Земле сейчас свой рай.
Кого хочешь выбирай
Хочешь Машку, хочешь Дашку,
Хочешь раком, хошь в стояк,
Хошь за деньги, хочешь так
Платят те кому дают,
Платят те кого ебут,
Век живи не умирай,
Где ебешься, там и Рай!!!

Про пионеров и октябрят
Трудно жить на свете октябренку Пете,
Бьет его по роже пионер Сережа.

Правда, у Сережи жизнь не сахар тоже,
Бьет его по харе комсомолка Варя.

Но и у Варвары жизнь полна печали,
С нею жить не хочет коммунист Виталий.

А у коммуниста в жизни горя хватит -
Он за октябренка алименты платит.

Солянка
Бабка медленно крошит батон,
Шепчет ласково: "Ешьте, соколики!"
И, пуская скупую слезу на газон,
Из кустов к ней ползут алкоголики.

Отчего у гражданина
Оттопырена штанина?
Никакой он не маньяк -
Он домой несёт коньяк!..

Как оденешь галстук -
Береги его!
Есть на чём повеситься,
В случае - чего...

Шёл по улице Лесной,
Уебали мне доской.
Я лежу и охаю,
Всем прохожим похую.

Октябрёнок Васин Петя
Захлебнулся при минете,
И теперь весь наш отряд
Исключён из октябрят!

Тучи ходят хмуро - значит будет дождь.
Петуха убили - значит будет борщ.
К маме ходит дядя... говорит, что брат.
Пьют вино и водку... врут, что лимонад.
Спать ложатся вместе на одну кровать
И трусы снимают - значит будут срать.
Дорогой папаша, приезжай скорей,
Обосрут всю хату и сожрут курей.

«Переделанные стишки»


по Горькому
Hад седой pавниной моpя
Гоpдо pеет жиpный пингвин.
Он и сам уже не помнит,
Как сумел с земли подняться.
Он паpит втоpые сутки
Hад pавниной океана,
Потому что он не знает,
Как сажать себя на плоскость.
Раз 15 он пытался
Сесть куда-нибудь на землю,
Hо, скользнув по гpунту бpюхом,
Матеpясь взлетал обpатно.
Мимо чайки пpолетали
И кpичали что-то дpужно,
Hо не слышал жиpный пингвин
Hичего из этих кpиков.
Он паpил, сопел и плакал,
Слезы pечкой лились в моpе.
А потом дыхалка села,
В кpыльях силы не осталось,
И, устав за жизнь боpоться,
Рухнул камнем он на скалы,
Только пеpья полетели.
Тонкий вскpик пpоpезал небо -
Это помеp жиpный пингвин.
Hа поминки пpишли двое -
Гоpдый тощий буpевестник
Чеpной молнии подобный,
Да усатый Максим Гоpький,
Паpу книжек написавший...

По Чуковскому
Убежало одеяло, улетела простыня
И подушка как лягушка ускакала от меня,
Я за свечкой - свечка в печку, я за книжкой -та бежать
Боьше коноплю такую я не буду покупать...

«Про Новый год»


Отбивают попы ребятишки с горок.
И мороз вечерний ребятню лелеет,
К санкам и качелям языки их клеит!
Роется в сугробе, в неудобной позе
Серенький, настырный, молодой бульдозер
Дед Мороз с нетрезвым, но волшебным взором
На снегу оставил жёлтые узоры!
Скоро будут скидки, распродажи скоро!
Вот такой он – зимний новогодний город.

В мешке принёс нам дед Мороз
Подарки и игрушки:
Две водки, пиво… паровоз?..
И три пивные кружки…

Мне сказала мама, чтоб ложился спать,
Дедушке Морозу чтобы не мешать.
Я проснулся ночью — "Дедушка, ты где?.."
Голый спит мужчина в белой бороде...

Ходит по квартирам гражданин Мороз.
Красный полушубок, ярко-красный нос,
Борода из ваты, в шапке голова...
Если опознаешь — позвони 02!

Нам сегодня с братом радость не унять!
Нам сегодня папа разрешил не спать!
Нам сегодня вместе Новый год встречать!
И за ножки папу относить в кровать!

«Страшные и садиские стишки»


Если всю мочу собрать,
Сделать всё умело,
Можно солнце обоссать,
Чтоб оно шипело!

Мне мама в детстве выколола глазки,
Чтоб я в шкафу конфеты не нашёл,
Не вижу солнце я и не читаю сказки,
Зато я нюхаю и слышу хорошо!

А у нас сегодня кошка
Родила вчера котят,
Я их выбросил в окошко,
Вон как здорово летят!

Маша котов на помойке ловила-
Резала, вешала их и топила:
Звери плодятся, им нипочём...
Вырастет Маша и станет врачём!

«Евгений Онегин»


Евгений Онегин
(Поэма в стихах)
Hа свете братцы все говно,
Все мы порою что оно,
Пока бокал пенистый пьем,
Пока красавиц мы ебем,
Ебут самих нас в жопу годы -
Таков увы закон природы.
Рабы страстей, рабы порока,
Стремимся мы по воле рока,

Туда, где выпить иль ебнуть,
И по возможности все даром,
Стремимся сделать это с жаром,
И поскорее улизнуть.

Hо время между тем летит,
И ни хуя нам не простит,
То боль в спине, в груди отдышка,
То геморрой, то где-то шишка,

Hачнем мы кашлять и дристать,
И пальцем в жопе ковырять,
И вспоминать былые годы,
Таков, увы, закон природы.

Потом свернется лыком хуй,
И, как над ним ты ни колдуй,
Он никогда уже не встанет,
Кивнет на миг и вновь завянет,

Как вянут первые цветы,
Морозом тронутой листвы,
Так всех, друзья, нас косят годы,
Таков, увы, закон природы.

Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Кобыле так с утра заправил,
Что дворник вытащить не мог.

Его пример другим наука,
Коль есть меж ног такая штука,
Не тычь ее кобыле в зад
Как дядя - сам не будешь рад.

С утра как дядя Зорьке вставил
И тут инфаркт его хватил
Он состояние оставил
Всего лишь четверть прокутил.

Его пример другим наука
Что жизнь? Не жизнь - сплошная мука.
Всю жизнь работаешь, копишь
И не доешь, и не доспишь,

И кажется достиг всего ты,
Пора оставить все заботы,
Жить в удовольствие начать
И прибалдеть, и приторчать...

Ан нет, готовит снова рок
Суровый жесткий свой урок.

Итак, пиздец приходит дяде.
На век прощайте водка, бляди.
И в мрачны мысли погружен
Лежит на смертном одре он.

А в этот столь печальный час
В деревню вихрем к дяде мчась,
Ртом жадно к горлышку приник
Наследник всех его сберкниг -

Племяник, звать его Евгений
Он, не имея сбережений,
В какой-то должности служил
И милостями дяди жил.

Евгения почтенный папа
Каким-то важным чином был.
Хоть осторожно, в меру хапал
И много тратить не любил,

Но все-же как то раз увлекся,
Всплыло что было и что нет,
Как говорится, папа спекся
И загудел на десять лет.

А будучи в годах преклонных,
Не вынеся волнений оных,
В одну неделю захирел,
Пошел посрать и околел.

Мамаша долго не страдала -
Такой уж женщины народ.
"Я не стара еще" - сказала,
"Я жить хочу, ебись все в рот."

И с тем дала от сына ходу,
Уж он один живет два года.

Евгений был практичен с детства
Свое мизерное наследство
Не тратил он по пустякам.
Пятак слагая к пятакам,

Он был великий эконом,
То есть умел судить о том,
Зачем все пьют и там и тут,
Хоть цены все у нас растут.

Любил он тулиться. И в этом
Не знал ни меры, ни числа.
К нему друзья взывали... Где там,
А член имел как у осла.

Бывало на балу танцуя
В смущеньи должен был бежать.
Его трико давленье хуя
Не в силах было удержать.

И ладно, если б все сходило
Без шума, драки, без беды,
А то за баб не раз мудила
Он получал уже пизды.

Да все видать не к проку было.
Лишь оклемается едва
И ну пихать свой мотовило
Будь то девка, иль вдова.

Мы все ебемся понемногу
И где-нибудь, и как-нибудь,
Так что поебкой слава богу
У нас не мудрено блеснуть.

Но поберечь не вредно семя,
Член к нам одним концом прирос,
Тем паче, что в любое время
Так на него повышен спрос.

Но... Ша! Я кажется зарвался,
Прощения у вас прошу.
И к дяде, что один остался
Скорее с вами поспешу.

Ах, опоздали мы немного,
Папаша уж в бозе почил.
Так мир ему и слава богу,
Что завещанье настрочил.

А вот племянник мчится быстро
Как за блондинкою грузин.
Давайте же мы выйдем тихо,
Пускай останется один.

Ну а пока у нас есть время,
Поговорим на злобу дня.
Так, что я там пиздел про семя?
Забыл. Но это все хуйня.

Не в этом зла и бед причина.
От баб страдаем мы, мужчины,
Что в бабах прок? Одна пизда,
Да и пизда не без вреда.

И так не только на Руси,
В любой стране о том спроси,
Где баба, скажут, быть беде,
"Cherches la famme" - ищи в пизде.

От бабы ругань, пьянка, драка,
Но лишь ее поставишь раком,
Концом ее перекрестишь
И все забудешь, все простишь,

И лишь конец прижмешь к ноге
И то уже "Тульмонт" эге!
А если бы еще минет,
А если бы еще... но нет,

Черед и этому придет,
А нас теперь Евгений ждет.

Но тут насмешливый читатель
Быть может мне вопрос задаст.
Ты с бабой сам лежал в кровати,
Иль может быть ты педераст?

Иль может в бабах не везло?
Коль говоришь, что в них все зло.
Его без гнева и без страха
Пошлю интеллигентно на хуй,

Коли умен меня поймет,
А коли глуп - пускай идет.
Я сам бы рад, к чему скрывать,
С хорошей бабою в кровать!

Но баба бабой остается,
Пускай как бог она ебется.

Деревня, где скучал Евгений
Была прелестный уголок.
Он в первый день без рассуждений
В кусты крестьянку поволок.

И преуспев там в деле скором,
Спокойно вылез из куста,
Обвел свое именье взором,
Поссал и молвил: "Красота!"

Один среди своих владений,
Чтоб время с пользой проводить,
Решил Евгений в эту пору
Такой порядок учредить.

Велел он бабам всем собраться,
Пересчитал их лично сам,
Чтоб было легче разобраться
Переписал их по часам.

Бывало он еще в постели
Спросонок чешет два яйца,
А под окном уж баба в теле
Ждет с нетерпеньем у крыльца.

В обед еще и в ужин тоже,
Так кто ж такое стерпит, боже,
А наш герой, хоть и ослаб
Ебет и днем, и ночью баб.

В соседстве с ним и в ту же пору
Другой помещик проживал,
Но тот такого бабам пору,
Как наш приятель, не давал.

Звался сосед Владимир Ленский.
Был городской, не деревенский,
Красавец в полном цвете лет,
Но тоже свой имел привет.

Похуже баб, похуже водки,
Не дай нам бог такой находки,
Какую сей лихой орел
В блатной Москве себе обрел.

Он, избежав разврата света,
Затянут был в разврат иной,
Его душа была согрета
Наркотиков струей шальной.

Ширялся Вова понемногу,
Но парнем славным был, ей богу,
И на природы тихий лон
Явился очень кстати он.

Ведь наш Онегин в эту пору
От ебли частой изнемог,
Лежал один, задернув штору,
И уж смотреть на баб не мог.

Привычки с детства не имея
Без дел подолгу прибывать,
Hашел другую он затею:
И начал крепко выпивать.

Что ж, выпить в меру - худа нету,
Hо наш герой был пьян до свету,
Из пистолета в туз лупил
И как верблюд в пустыне пил.

О вина, вина! Вы давно ли
Служили идолом и мне?
Я пил подряд: нектар, говно ли.
И думал - истина в вине.

Ее там не нашел покуда.
И сколько не пил - все во тщет,
Но пусть не прячется паскуда,
Найду! Коль есть она вообще.

Онегин с Ленским стали други.
В часы вечерней зимней вьюги
Подолгу у огня сидят,
Ликеры пьют, за жизнь пиздят.

Но тут Онегин замечает,
Что Ленский как-то отвечает
На все вопросы невпопад,
И уж скорей смотаться рад,

И пьет уже едва-едва,
Послушаем-ка их слова:

-Куда, Владимир, ты уходишь?
-О, да, Евгений, мне пора.
-Постой, с кем время ты проводишь?
Или уже нашлась дыра?

-Ты прав, Евгений, только, только...
-Ну шаровые, ну народ!
Как звать чувиху эту? Ольга?!
Что не дает?! Как не дает?

Да ты видать не верно просишь.
Постой, ведь ты меня не бросишь
На целый вечер одного?
Не ссы - добьемся своего!

-Скажи там есть еще одна?
Родная Ольгина сестра?!
Свези меня!
-Ты шутишь?
-Hету?!

Ты будешь тулить ту, я эту.
Так что ж - мне можно собираться?
И вот друзья уж рядом мчатся.

Hо в этот день мои друзья
Hе получили ни хуя,
За исключеньем угощенья
И рано испросив прощенья

Их сани мчат дорогой краткой.
Мы их послушаем украдкой.
-Ну что у Лариных?
-Хуйня! Напрасно поднял ты меня.

Ебать там ни кого не стану,
Тебе ж советую Татьяну.
-А что так?
-Милый друг мой Вова,
Баб понимаешь ты хуево.

Когда-то в прежние года
И я драл всех, была б пизда.
С годами гаснет жар в крови,
Теперь ебу лишь по любви.

Владимир сухо отвечал
И после во весь путь молчал.

Домой приехал, принял дозу,
Ширнулся, сел и загрустил.
Одной рукой стихи строчил,
Другой хуй яростно дрочил.

Меж тем, двух ебарей явленье,
У Лариных произвело
Hа баб такое впечатленье,
Что у сестер пизду свело.

Итак, она звалась Татьяной.
Грудь, ноги, жопа без изъяна.
И этих ног счастливый плен
мужской еще не ведал член.

А думаете, не хотела она
попробовать конца?
Хотела так, что аж потела,
Что аж менялася с лица.

И все-же, несмотря на это,
Благовоспитана была.
Романы да я ебала именины и про любовь читала,
Искала их, во сне спускала,
И целку строго берегла.

Не спится Тане, враг не дремлет,
Любовный жар ее объемлет.
-Ах,няня, няня, не могу я,
Открой окно, зажги свечу...

-Ты что, дитя?
-Хочу я хуя,
Онегина скорей хочу!

Татьяна рано утром встала,
Пизду об лавку почесала.
И села у окошка сечь
Как Бобик Жучку будет влечь.

А бобик Жучку шпарит раком!
Чего бояться им, собакам?
Лишь ветерок в листве шуршит,
А то, глядишь, и он спешит...

И думает в волненьи Таня:
"Как это Бобик не устанет
Работать в этих скоростях?"
Так нам приходится в гостях

Или на лестничной площадке
Кого-то тулить без оглядки.

Вот Бобик кончил, с Жучки слез
И вместе с ней умчался в лес.
Татьяна ж сидя у окна
Осталась, горьких дум полна.

А что ж Онегин? С похмелюги
Рассолу выпил целый жбан,
Нет средства лучше, верно други?
И курит топтаный долбан.

О, долбаны, бычки, окурки!
Порой вы слаще сигарет.
Мы же не ценим вас, придурки,
И ценим вас, когда вас нет.

Во рту говно, курить охота,
А денег, только пятачок.
И вот, в углу находит кто-то
Полураздавленный бычок.

И крики радости по праву
Из глоток страждущих слышны.
Я честь пою, пою вам славу,
Бычки, окурки, долбаны!

Еще кувшин рассолу просит
И тут письмо служанка вносит.
Он распечатал, прочитал,
Конец в штанах мгновенно встал.

Себя не долго Женя мучил
Раздумьем тягостным. И вновь,
Так как покой ему наскучил,
Вином в нем заиграла кровь.

Татьяну в мыслях он представил.
И так и сяк ее поставил.
Решил Онегин - в вечеру
Сию Татьяну отдеру.

День пролетел как миг единый
И вот Онегин уж идет,
Как и условлено в старинный
Парк. Татьяна ждет.

Минуты две они молчали,
Подумал Женя ну держись.
Он молвил ей:"Вы мне писали?"
И гаркнул вдруг:"А ну ложись!"

Орех могучий и суровый
Стыдливо ветви отводил,
Когда Онегин член багровый
Из плена брюк освободил.

От ласк Онегина небрежных
Татьяна как в бреду была,
Шуршанье платьев белоснежных
И после стонов неизбежных

Свою невинность пролила.
Ну, а невинность это, братцы,
Во истину и смех, и грех,
Коль, если глубже разобраться -

Надо разгрызть, что б съесть орех.
Но тут меня вы извините,
Изгрыз, поверьте, сколько мог.
Теперь увольте и простите -
Я целок больше не ломок.

Ну вот, пока мы здесь пиздели
Онегин Таню отдолбал
И нам придеться вместе с ними
Скорее поспешить на бал.

О! Бал давно уже в разгаре!
В гостиной жмутся пара к паре
И член мужчин все напряжен
На баб всех, кроме личных жен.

Да и примерные супруги,
В отместку брачному кольцу,
Кружась с партнером в бальном круге,
К чужому тянутся концу.

В соседней комнате, смотри-ка,
На скатерти зеленой сика,
А за портьерою, в углу,
Ебут кого-то на полу.

Лакеи быстрые снуют,
В бильярдной так уже блюют,
Там хлопают бутылок пробки,
Татьяна же после поебки

На верх тихонько поднялась,
Закрыла дверь и улеглась.

В сортир бежит Евгений с ходу.
Имел он за собою моду
Усталость с ебли душем снять,
Что нам не вредно б перенять.

Затем к столу он быстро мчится
И надобно ж беде случиться -
Владимир с Ольгой за столом,
Член естественно колом.

Он к ним идет походкой чинной,
Целует руку ей легко,
"Здорово Вова, друг старинный,
Jeveus nome preaux, бокал "Клико"!

Бутылочку "Клико" сначала,
Потом "Зубровку","Хваньчкару"
И через час уже качало
Друзей как листья на ветру.

А за бутылкою "Особой",
Онегин, плюнув вверх икрой,
Назвал Владимира разъебой,
А Ольгу - самою дырой.

Владимир, поблевав немного,
Чего-то стал орать в пылу,
Но бровь свою насупив строго,
Спросил Евгений: "По еблу?"

Хозяину, что бегал рядом
Сказал: "А ты пойди поссы!"
Попал случайно в Ольгу взглядом
И снять решил с нее трусы.

Сбежались гости. Наш кутила,
Чтобы толпа не подходила
Карманный вынул пистолет,
Толпы простыл мгновенно след.

А он красив, могуч и смел
Ее меж рюмок отымел.
Потом зеркал побил немножко,
Прожег сигарою диван,

Из дома вышел, крикнул: "Прошка!"
И уж сквозь храп: "Домой, болван."

Метельный вихрь во тьме кружится,
В усадьбе светится окно.
Владимир Ленский не ложится,
Хоть спать пора уже давно.

Он в голове полухмельной
Был занят мыслею одной.
И под метельный ураган
Дуэльный чистил свой наган.

"Онегин! Сука! Блядь! Зараза!
Разъеба! Пидор! И говно!
Лишь солнце встанет - драться сразу,
Дуэль до смерти! Решено!"

Залупой красной солнце встало.
Во рту, с похмелья, стыд и срам.
Онегин встал, раскрыл ебало
И выпил водки двести грамм.

Звонит. Слуга к нему вбегает,
Рубашку, галстук предлагает,
На шею вяжет черный бант,
Дверь настежь, входит секундант.

Не буду приводить слова,
Не дав ему пизды едва,
Сказал Онегин, что придет,
У мельницы пусть, сука, ждет.

Поляна белым снегом крыта.
Да, здесь все будет "шито-крыто".
"Мой секундант", - сказал Евгений,
"А вот мой друг - месье Шардрез."

И так, друзья без рассуждений
Становятся между берез.
"Мириться? Hа хуй эти штуки!
Наганы взять прошу я в руки."

Онегин молча скинул плет
И быстро поднял пистолет.
Он на врага глядит сквозь мушку,
Владимир тоже поднял пушку.

И ни куда-нибудь, а в глаз
Наводит дуло, пидораз.
Онегина мондра хватила,
Мелькнула мысль: "Убьет, мудила."

Ну подожди, дружок, дай срок.
И первым свой нажал курок.

Упал Владимир. Взгляд уж мутный
Как будто полон сладких грез
И после паузы минутной -
"Пиздец" - сказал месье Шардрез.

---=== The End ===---

(нечто типа P.S.)
Упал Владимир, взгляд уж мутный,
Как будто полон сладких грез,
И после паузы минутной
"Пиздец", - сказал месье Шардрез.

Что ж делать, знать натуры женской
Не знал один, должно быть, Ленский.
Ведь не прошел еще и год,
А Ольгу уж другой ебет...

Оговорюсь: другой стал мужем,
Но не о том, друзья, мы тужим.

Твердила мать и без ответа
Не оставались те слова,
И вот запряжена карета
И впереди Москва, Москва!

.........................

Дороги! Мать твою налево!
Кошмарный сон, верста к версте,
О, Александр Сергеич, где Вы?
У нас дороги еще те...

Лет чрез пятьсот дороги, верно,
У нас изменятся безмерно...
Так ведь писали, верно, Вы
Увы! Вы, видимо, правы.

Писали Вы - дороги плохи,
Мосты забытые гниют,
На станциях клопы и блохи
Уснуть спокойно не дают.

И на обед дают гавно -
Теперь давно уже не то.

Клопы уже не точат стены,
Есть где покушать и попить,
Но цены, Александр Сергеич, цены -
Уж лучше блохи, блядью быть!

.........................

Весна для нас, мужчин, мука.
Будь хром ты, крив или горбат,
Лишь снег сойдет - и к солнцу штука,
А в яйцах звон, не звон - набат!

Весной, как всем это известно,
Глупить желает каждый скот,
Но краше всех, скажу Вам честно,
Ебется в это время кот.
О, сколько страсти, сколько муки,
Могучей сколько красоты,
Коты поют и эти звуки
Своим подругам шлют коты....

фон Гадке



Источник: http://vkusnoo.ru/BlogfonGadke/86.html


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Бабка-пожар Lurkmore Стихи с днём рождения мужчине бизнесмену

Да я ебала именины и Да я ебала именины и Да я ебала именины и Да я ебала именины и Да я ебала именины и Да я ебала именины и Да я ебала именины и Да я ебала именины и

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ