Признание ответчиками иска о праве собственности


/ Просмотров: 71541

    Юридические услуги (услуги юриста) в Москве на Белорусской по вопросам признания права собственности на квартиры, дачи, дома, гаражи и иное недвижимое и движимое имущество, а также споры о признании самовольной постройки и иные споры связанные так или иначе с правом собственности и иными вещными правами. Юридические консультации по вопросам права собственности на недвижимое и движимое имущество. Представление интересов в суде.

    Применяя ст. 301 ГК РФ, следует иметь в виду, что собствен­никвправе истребовать свое имущество от лица, у которого оно фактиче­скинаходится в незаконном владении. Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен.

     Если во время судебного разбирательства по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения спорное имущество было передано ответчиком другому лицу во временное владение, суд по правилам абз. 2 ч. 3 ст. 40 ГПК РФ или ч. 2 ст. 46 АПК РФ привлекает такое лицо в качестве соответчика.

    В случае, когда во время судебного разбирательства по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения спорное имущество было отчуждено ответчиком другому лицу, а также передано во владение этого лица, суд в соответствии с ч. 1 ст. 41 ГПК РФ или ч. 1, 2 ст. 47 411К РФ допускает замену ненадлежащего ответчика надлежащим. При этом отчуждатель привлекается к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика (ст. 43 ГПК РФ, ст. 51 АПК РФ).

     Согласноабз. 1 п. 32 постановления Пленума № 10/22 надлежащим ответчиком по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационному иску) является его незаконный владелец. Он должен: 1) фактически обладать вещью, так как результатом удовлетворения иска становится изъятие имущества у ответчика и передача его истцу; 2) владеть, не имея на то правового основания. Отсутствие хотя бы одного признака может привести к отказу в иске.

    Следует иметь в виду, что, с одной стороны, владельцем может считаться каждый, кто обладает вещью. Им будет и арендатор, и хранитель и даже вор. Один из них владеет на законном основании, владение другого основано на противоправном поведении, но все они могут считаться владельцами, так как осуществляют фактическое господство над вещью.

    Об этом говорит, в частности, абз. 2 п. 32 постановления Пленума № 10/22, по смыслу которого владельцем, а, следовательно, и надлежащим ответчиком необходимо считать не только обладателя вещи, но и того, кто передал вещь во временное владение.

Ключом к пониманию данного положения служит теория двойно­го владения, которая признает наличие прямого и производного вла­дения, а также самостоятельного и зависимого владельца. Исходя из этого, если владение ответчика производно, т. е. осуществляется вре­менно по соглашению с иным лицом, к участию в деле должен быть привлечен самостоятельный прямой владелец, т. е. тот, кто передал вещь во временное владение, позиционируя себя как собственник. Применительно к самостоятельному прямому владельцу суду необ­ходимо исследовать обстоятельства, препятствующие виндикации (ст. 302 ГК РФ), применительно к производному владельцу - фактиче­ское обладание. Если прямой самостоятельный владелец ст. 302 ГК РФ не защищен, имущество должно быть истребовано от производного владельца в пользу собственника.

    Надлежащим ответчиком по виндикационному иску может быть только незаконный владелец. Законным будет то владение, которое возникло и сохраняется в силу имеющегося для этого правового осно­вания. Соответственно, незаконным будет владение, которое перешло без правового основания или оно отпало впоследствии.

 

      В силу абз. 2, 3 п. 32 постановления Пленума № 10/22 появление нового владельца ведет к изменению состава лиц, участвующих в деле на стороне ответчика. Так, если во время судебного разбирательства спорное имущество было передано ответчиком другому лицу во временное владение, т. е. появился производный владелец, например арендатор, он должен быть привлечен в качестве соответчика. Замена ответчика здесь не происходит потому, что применительно к каждому из ответчиков, как указывалось выше, будут исследоваться различные обстоятельства. У лица, передавшего имущество в аренду, суд будет выяснять, является ли он добросовестным, а арендатора — осуществляет ли он владение. Если во время судебного разбирательства ответ­чик заключил сделку отчуждения (подписал договор купли-продажи, дарения, мены и др.) и исполнил ее путем передачи владения, суд дол­жен допустить нового владельца в качестве ответчика, а прежнего — в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на стороне ответчика.

     Необходимость участия прежнего владельца в процессе обусловлена отношениями из эвикции (изъятии товара). Так, согласно ст. 460 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар свободным от любых прав третьих лиц, за исключением случая, когда покупатель согласился принять товар, обремененный правами третьих лиц. Неисполнение продавцом этой обязанности дает покупателю право требовать уменьше­ния цены товара либо расторжения договора купли-продажи, если не будет доказано, что покупатель знал или должен был знать о правах третьих лиц на этот товар (п. 1). В соответствии со ст. 461 ГК РФ при изъятии товара у покупателя третьими лицами по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи, продавец обязан возместить покупателю понесенные им убытки, если не докажет, что покупатель знал или должен был знать о наличии этих оснований (п. 1).    По пра­вилу, установленному ст. 462 ГК РФ, если третье лицо по основанию, возникшему до исполнения договора купли-продажи, предъявит к покупателю иск об изъятии товара, покупатель обязан привлечь продав­ца к участию в деле, а продавец обязан вступить в это дело на стороне покупателя. Непривлечение покупателем продавца к участию в деле освобождает продавца от ответственности перед покупателем, если продавец докажет, что, приняв участие в деле, он мог бы предотвратить изъятие проданного товара у покупателя. Продавец, привлеченный покупателем к участию в деле, но не принявший в нем участия, лишается права доказывать неправильность ведения дела покупателем.

     В целях обеспечения нахождения имущества во владении ответчика в период судебного спора о праве на это имущество суд по ходатайству истца иска может принять обеспечительные меры, в частности запретить от­ветчику распоряжаться и/или пользоваться спорным имуществом (арест), запретить государственному регистратору изменять запись в ЕГРП о пра­ве на это имущество, передать спорное имущество на хранение другому лицу в соответствии с п. 2 ст. 926 ГК РФ (судебный секвестр).

     При удовлетворении иска о праве на имущество суд на основании ст. 213 ГПК РФ или ч. 7 ст. 182 АПК РФ по заявлению лица, участвую­щего в деле, также может принять аналогичные меры по обеспечению ис­полнения решения.

    Как и всякий другой иск, виндикационный иск может быть обе­спечен в порядке, предусмотренном гл. 13 ГПК РФ. Поскольку целью виндикационного иска является истребование имущества от незакон­ного владельца, то обеспечение иска достигается за счет сохранения спорного имущества во владении ответчика. Для этого в п. 33 поста­новления Пленума № 10/22 предлагается использовать следующие обе­спечительные меры: 1) наложение ареста на имущество, принадлежа­щее ответчику и находящееся у него или других лиц (п. 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ); 2) запрещение ответчику совершать определенные действия (п. 2 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ), например, производить отчуждение спорного имущества, передавать его во временное владение другим лицам; 3) за­прещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику и выполнять по отношению к нему иные обязательства (п. 3 ч. 1 ст. ГПК РФ), например, суд может запретить регистрирующему органу вносить изменения в ЕГРП в отношении спорного объекта.

     Помимо обеспечительных мер, перечисленных в ст. 140 ГПК РФ, п. 33 Постановления Пленума № 10/22 предусматривает передачу спорного имущества на хранение другому лицу в соответствии с п. 2 ст. 926 ГК РФ (судебный секвестр). Следует иметь в виду, что спорящие стороны по согла­шению между собой могут передать вещь третьему лицу, принимающему на себя обязанность по разрешении спора возвратить вещь тому лицу, которому она будет присуждена по решению суда либо по соглашению всех спорящих сторон (договорный секвестр). Таким образом, закон устанавливает два вида секвестра: судебный и договорный. По этой причине секвестр не может возникнуть в силу акта судебного пристава-исполнителя. Однако судебный пристав-исполнитель вправе передать имущество под охрану или на хранение по правилам, предусмотренным ст. 86 Федерального за­рина от 02.10.2007 г. № 229-ФЗ (в ред. от 27 июля 2010 г.) «Об исполнительном производстве». Применяя п. 33 постановления Пленума № 10/22, необходимо иметь в виду, что предметом секвестра могут быть как движимые, так и недвижимые вещи (п. 3 ст. 926 ГК РФ).

    Спор о возврате имущества, вытекающий из договорных отношений или отношений, связанных с применением последствий недействительности сделки,подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующимданные отношения.

    В случаях, когда между лицами отсутствуют договорные отношения или отношения, связанные с последствиями недействительности сделки, спор о возврате имущества собственнику подлежит разрешению по прави­лам ст. 301,302ГКРФ.

Если собственник требует возврата своего имущества из владения лица, которое незаконно им завладело, такое исковое требование под­лежит рассмотрению по правилам ст. 301, 302ГК РФ, а не по правилам гл. 59 ГК РФ.

    По смыслу абз. 1,2 п. 34 постановления Пленума № 10/22 при раз­решении спора о виндикации необходимо иметь в виду, что владение ответчика могло иметь в прошлом законное основание. Например, договор аренды. В этом случае собственник вправе вернуть владе­ние только способами, предусмотренными для отношений между арендодателем и арендатором. Так, согласно ст. 622 ГК РФ при пре­кращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодате­лю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. Поэтому от арендатора, удерживающего вещь после прекращения договора, имущество должно быть истребовано не виндикационным иском, а другим, хоть и связанным с возвратом имущества, основанным на ст. 622 ГК РФ. Таким образом, виндикационный иск неприменим к отношениям между лицами по поводу вещей, в отношении которых они состоят или даже состояли в обязательственных правоотношениях.

    Кроме того, необходимо принимать во внимание, обусловлен ли возврат вещи недействительностью сделок. И если так, уходить от применения ст. 301, 302 ГК РФ, руководствуясь нормами ГК регулирующими отношения из реституции (ст. 166, 167 ГК РФ и др.). В частности, если лицо заключило сделку под влиянием заблуждения и требует признать ее недействительной по основанию, предусмотренному ст. 178 ГК РФ, а также вернуть переданную вещь; в свою очередь, другая сторона в возражение на иск ссылается на свою добросовестность (ст. 302 ГК РФ), такая ссылка должна оставаться без внимания, поскольку специальные нормы (ст. 166, 167, 178 ГК не ставят возврат вещи в порядке реституции в зависимость от того, является ли другая сторона добросовестной.

     Нередко истцы смешивают виндикационный иск и иск о реституции. В связи с этим надо уметь различать данные иски знать их схожие и различные черты. Итак, объединяет оба иска то, что они направлены на защиту права собственности, а если говорить конкретнее — возврат владения. Следовательно, и в том и другом случае ответчиком должен быть фактический владелец истребуемого имущества, который не имеет правового основания для обладания, а истцом - собственник. Правда, здесь необходимо конкретизировать, что для реституции делается исключение, при котором имущество может возвращаться лицу, не обладающему правом собственности и вообще не имеющему законным титулом. Отсюда и уточнение: виндикация направлена только на соединение полномочия владения с фактическим обладанием; реституция направлена как на соединение полномочия владения с фактическим обладанием, так и на возврат любого владения. Направленность исков на истребование имущества делает невозможным их удовлетворение, если вещь выбыла из владения ответчика или существенным образом изменена. Кроме того, между истцами и ответчиками должны отсутствовать обязательственные ношения. Причем при виндикационном иске их не должно быть вовсе, а при реституции они имели место, но впоследствии отпали. Несмотря на то что к моменту применения реституции обязательственные отношения отсутствуют, они накладывают определен­ный отпечаток на нее. Это выражается, в частности, во взаимном характере реституции, обращении суда к условиям договора, хоть и утратившим значение сделки, но имеющим доказательственное зна­чение, например в качестве документа, подтверждающего передачу денежных средст, вещи и т. п.

     Отличие между реституцией и виндикацией состоит в основании завладения. Если для виндикации простор здесь безграничен, то для реституции он должен сводиться только к недействительной сделке и исполнению по пей. Иногда ошибочно указывают, что реституция следует за недействительной сделкой. На самом деле сама по себе недействительность сделки реституцию повлечь не может, если по сделке ничего не передавалось. Таким образом, в основании реституции лежит юридический факт, сочетающий недействительную сделку и исполнение по ней в виде передачи владения.

    Наличие в основании реституции сделки, хоть и недействительной, породило еще одно отличие от виндикации, выражающееся в относительном характере связей: если спор о возврате полученного может возникнуть только между сторонами недействительной сделки, то спор по изъятию имущества из чужого незаконного владения – между собственником и любым незаконным владельцем, к кому бы не перешла вещь. По этой причине реституцию называют обязательственно-правовым способом защиты права собственности, а виндикацию - вещно-правовым. То обстоятельство, что реститу­ция является обязательственно-правовым способом защиты, добав­ляет к ней свойство взаимности. Это означает, во-первых, что каж­дая из сторон может быть как истцом, так и ответчиком; во-вторых, удовлетворение требований реституции может быть поставлено в зависимость от возможности возврата имущества другой стороной. Какими-либо похожими свойствами виндикация не обладает. Еще одно отличие реституции от виндикации надо видеть в том, что собственник может требовать виндикации, если вещь передана (отчуждена) другим лицом. Если собственник сам передал имущество лицу, от которого теперь истребует, применимы другие иски: рести­туционный, если была сделка, но она признана недействительной; кондикционный, если исполнение произошло без сделки или ино­го правового основания либо если сделка признана несовершенной (договор — незаключенным).

    Зная указанные выше различия, суд должен самостоятельно опре­делить, какое требование по сути (а не по форме) предъявляет истец. Если он облекает требование о виндикации в реституционный иск, суду следует применять правила ст. 301, 302 ГК РФ. Первым и основ­ным маркером того, что предъявляется виндикационный иск, является требование передать вещь истцу при одновременном оспаривании сделки, стороной которой истец не является. Если же предъявляет в чистом виде реституционный иск, то, как уже указывалось выше, должны применяться специальные правила, а ссылка на ст. 301, 302  ГК РФ будет неправомерной.

Абзац 3 п. 34 постановления Пленума № 10/22 устанавливает приоритет  виндикационного иска перед иском из причинения вреда, если истец требует возврата вещи. Поэтому даже если суд установит, что незаконное владение ответчика стало результатом его противоправный действий, истцу необходимо предъявлять виндикационный иск со всеми вытекающими последствиями: сроками давности; кругом ответчиков; обстоятельствами, подлежащими доказыванию, и прочими. Связано такое положение дел с тем, что именно виндикационный иск направлен на возврат индивидуально-определенной вещи, в отличие от иска из причинения вреда, который сводится к возмещению утраченного в деньгах либо в предоставлении вещи того же рода и качества, исправлении поврежденной вещи и т. п. (ст. 1082 ГК РФ). Если же истец требует от ответчика возмещения убытков вследствие его неправомерного поведения и не желает возврата вещи, например потому что она существенно повреждена, применимы правила, касающиеся иска из причинения вреда

Если имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании иму­щества из незаконного владения приобретателя (ст. 301, 302 ГК РФ).Когда в такой ситуации предъявлен иск о признании недействительными сделок по отчуждению имущества, суду при рассмотрении дела следует иметь в виду правила, установленные ст. 301,302 ГК РФ.

     Примерно в этом  же разрезе смотрит на проблему Конституционный Суд РФ, который в  Постановлении от 21 апреля 2003 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положений п. 1 и 2 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А. В. Немировской, 3. А. Скляновой, Р.М. Скляновой и И. М. Ширяева»  указал следующее: в соответствии с п. 1ст. 166 ГКРФ сделка недействительна по основаниям, установленным данным Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка); согласно ст. 167 ГК РФ она счита­ется недействительной с момента совершения и не порождает тех юридических последствий, ради которых заключалась, в том числе перехода титула к приобретателю; при этом по общему правилу применение недействительности сделки в форме двусторонней реституции не ставится в зависимость от добросовестности сторон.

Вместе с тем из ст. 168 ГК РФ, согласно которой сделка, не соот­ветствующая требованиям закона, ничтожна, если закон не устанавли­вает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных послед­ствий нарушения, следует, что на сделку, совершенную с нарушением закона, не распространяются общие положения о последствиях недей­ствительности сделки, если сам закон предусматривает «иные послед­ствия» такого нарушения.

     Поскольку добросовестное приобретение в смысле ст. 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосред­ственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество, последствием сделки, совершенной с таким наруше­нием, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация).

    Следовательно, права лица, считающего себя собственником иму­щества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросо­вестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеют­ся те предусмотренные ст. 302 ГК РФ основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытием имущества из владения собственника помимо его воли и др.).

     Иное истолкование положений п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ означало бы, что собственник имеет возможность прибегнуть к такому способу щиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению его имущества недействительными, т. е. требовать возврата полученного в натуре не только когда речь идет об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т. д.) сделок. Тем самым нарушались вытекающие из Конституции РФ установленные законодателем гарантии защиты прав и законных интересов добросовестного приобретателя.

    Иногда указанное выше Постановление понимают так, будто запрещает требовать применения последствий ряда недействительных сделок. Это неверно. В самом Постановлении говорится, что согласно ГК РФ лицо, полагающее, что его вещные права нарушены, имеет возможность обратиться в суд как с иском о признании соответствующей сделки недействительной (ст. 166—181), так и с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301, 302), образом, смысл Постановления от 21 апреля 2003 г. № 6-П сводится к тому, что какое бы наименование ни носил иск (виндикационный или реституционный), если имущество истребуется от лица, приобретшего его от неуправомоченного отчуждателя, суд должен исследовать вопрос добросовестности нынешнего владельца.

     Кроме того, следует учесть, что п. 35 постановления Пленума № 10/22 устанавливает следующее правило: «Если имущество при­обретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании имущества из незакон­ного владения приобретателя (статьи 301, 302 ГК РФ). Когда в такой ситуации предъявлен иск о признании недействительными сделок по отчуждению имущества, суду при рассмотрении дела ни следует иметь в виду правила, установленные ст. 301, 302 ГК РФ». При этом в Постановлении от 21 апреля 2003 г. № 6-П говорится так:

   « Когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд в порядке ст. 302 ГК РФ с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск). Если же в такой ситуации собственником заявлен иск о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества и при разрешении данного спора будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в  порядке ст. 167 ГК РФ должно быть отказано».

    Таким образом, из формулировки п. 35 постановления Пленума № 10/22 выпала фраза о применении последствий недействительно­сти сделок. Вероятно, это сделано высшими судебными инстанциями умышленно и связано это с осознанием того, что, предъявляя иск о признании сделки по отчуждению имущества неуправомоченным отчуждателем нынешнему владельцу недействительной, первоначальный собственник стремится вернуть себе владение двумя этапами: на первом этапе предъявляя требование о признании сделки недействительной, он преодолевает титул нынешнего владельца, делая его владельцем незаконным; на втором этапе, предъявляя виндикационное либо несколько требований, первоначальный собственник непосредственно возвращает владение. Таким образом, предъявление иска о признании сделки недействительной является стадией (этапом) возврата имущества. Следовательно, должны быть применены положения ст. 301, 302 ГК РФ. Это разрешит спор в случае бесперспективности виндикации уже на подходе и избавит от дальнейших судебных процедур.

    В соответствии со ст. 301 ГК РФ лицо, обратившееся в суд с ис­ком об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика.

   Право собственности на движимое имущество доказывается с помо­щью любых предусмотренных процессуальным законодательством дока­зательств, подтверждающих возникновение этого права у истца.

    Доказательством права собственности на недвижимое имущество яв­ляется выписка из ЕГРП. При отсутствии государственной регистрации право собственности доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца.

Факт включения недвижимого имущества в реестр государственной или муниципальной собственности, а также факт нахождения имуществе на балансе лица сами по себе не являются доказательствами права соб­ственности или законного владения.

   Согласно п. 36 постановления Пленума № 10/22 одним из юридически значимых обстоятельств по делу об истребовании имущества из чужого незаконного владения является наличие права собственности истца на спорную вещь. Если это движимая вещь, право собственности подтверждается наличием гражданско-правового основания, указанного в ст. 218 ГК РФ.

   Государственная регистрация транспортного средства не является доказательством наличия права собственности у лица, указанного в документах данного учета. Из этого утверждения вытекает и другое, органы ГИБДД не могут быть признаны надлежащими ответчиками по иску о признании права собственности.

     Если предметом спора выступает недвижимая вещь, то в качестве доказательства наличия права собственности необходимо предоставить выписку из ЕГРП. Обосновано такое положение содержанием абз. 2 ч. 1 ст. 2 Федерального закона РФ от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», согласно которому государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Закон знает некоторые исключения из этого правила. Например, согласно п. 4 ст. 218 ГК РФ член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, другие лица, имеющие право ни паенакопления, полностью внесшие свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам кооперативом, приобретают право собственности на указанное имущество. Таким образом, для доказательства наличия права собственности достаточно предоставить документ, подтверждающий внесение паевого взноса.

    В соответствии со ст. 302 ГК РФ ответчик вправе возразить про­тив истребования имущества из его владения путем представления до­казательств возмездного приобретения им имущества у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем он не знал и не должен был знать (до­бросовестный приобретатель).

     Для целей применения п. 1 и 2 ст. 302 ГК РФ приобретатель не счи­тается получившим имущество возмездно, если отчуждатель не получил в полном объеме плату или иное встречное предоставление за передачу спорного имущества к тому моменту, когда приобретатель узнал или дол­жен был узнать о неправомерности отчуждения.

     При рассмотрении иска собственника об истребовании имущества, внесенного в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяй­ственного общества (товарищества), судам следует учитывать, что по­лучение имущества в качестве вклада в уставный (складочный) капитал является возмездным приобретением, так как в результате внесения вкла­да лицо приобретает права участника хозяйственного общества (товарищества).

    В то же время возмездность приобретения сама по себе не свидетельствует о добросовестности приобретателя.

    Абзац 1 п. 37 постановления Пленума № 10/22 распределяет бремя доказывания возмездности приобретения вещи, возлагая его на ответчика. Прежде, аналогичное правило содержалось в п. 24 постановлен Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в котором указывалось, что приобретатель должен доказать, что он приобрел имущество возмездно и что не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имеющего право на его отчуждение. Такой подход был воспринят практикой не только арбитражных судов, но и судов общей юрисдикции и в конечном итоге нашел свое закрепление в постановлении Пленума № 10/22.

     Определение возмездности содержит ст. 423 ГК РФ. Так, договор, но которому сторона должна получить плату или иное встречное пре­доставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным (п. I ст. 423 ГК РФ). Безвозмездным признается договор, по которо­му одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления (п. 2 ст. 423 ГК РФ).

     Буквальное толкование п. 1 ст. 423 ГК РФ позволяет прийти к выводу, что встречное удовлетворение не обязательно должно последовать от контрагента, для того чтобы отношение квалифицировалось как возмездное.

Приобретатель признается добросовестным, если докажет, что при совершении сделки он не знал и не должен был знать о неправомерно­сти отчуждения имущества продавцом, в частности принял все разумные меры для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества.

     Приобретатель не может быть признан добросовестным, если на мо­мент совершения сделки по приобретению имущества право собствен­ности в ЕГРП было зарегистрировано не за отчуждателем или в ЕГРП имелась отметка о судебном споре в отношении этого имущества. В то же время запись в ЕГРП о праве собственности отчуждателя не является бесспорным доказательством добросовестности приобретателя.

Ответчик может быть признан добросовестным приобретателем иму­щества при условии, если сделка, по которой он приобрел владение спор­ным имуществом, отвечает признакам действительной сделки во всем, за исключением того, что она совершена неуправомоченным отчуждателем.

     Собственник вправе опровергнуть возражение приобретателя о его до­бросовестности, доказав, что при совершении сделки приобретатель дол­жен был усомниться в праве продавца на отчуждение имущества

    Пункт 38 постановления Пленума № 10/22 посвящен категории «до­бросовестность» в отношениях по истребованию имущества из чужого незаконного владения.

     Добросовестность в широком смысле, как мера обычного поведения субъекта гражданского правоотношения, содержится в ст. 10 ГК РФ. О добросовестности в узком смысле, как состоянии, при котором приобретатель не знал и не мог знать о том, что имущество приобретается им у лица, которое не имеет права его отчуждать, говорится в ст. 302 ГК РФ.

     Добросовестным может быть только приобретатель, получивший имущество от неуправомоченного отчуждателя. Если имущество приобретено от собственника, даже по ничтожной сделке, фигура добросовестного приобретателя отсутствует.

Чтобы быть признанным добросовестным приобретателем, ответ­чик должен доказать, что принял все разумные меры для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества, например, потребо­вал документы, на основании которых отчуждатель приобрел право собственности, запросил уполномоченные органы о зарегистриро­ванных правах и прочее. Обстоятельством, которое может свидетель­ствовать об осведомленности приобретения имущества от неуправомоченного отчуждателя, является связь, в том числе родственная, отчуждателя с приобретателем.

        Обоснован также подход, при котором явно заниженная цена может рассматриваться как обстоятельство, свидетельствующее о недобросовестности приобретателя. Так, в п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 ноября 2008 г. № 126 отмечалось, что ответчик по виндикационному иску должен был знать об отсутствии у лица, продавшего ему спорное имущество, права на его отчуждение, так как согласно представленным истцом доказательствам имущество приобретено ответчиком по цене почти вдвое ниже рыночной. В данном случае ответчик, проявляя обычную степень осмотри­тельности, должен был предпринять дополнительные меры, направ­ленные на проверку юридической судьбы вещи. При этом право сторон по своему усмотрению определять цену в договоре (ст. 421 и 424 ГК РФ) не ограничивается, поскольку выводы суда касаются добросовестности ответчика, а не соответствия сделки закону.

     Наконец, необходимо иметь в виду, что фигура добросовестного приобретателя появляется только в противовес требованию об изъя­тии у него имущества, поэтому добросовестность не может устанавли­ваться путем предъявления самостоятельных требований, в том числе требования об установлении юридического факта.

        По смыслу п. 1 ст. 302 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

    Недействительность сделки, во исполнение которой передано имуще­ство, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения пере­давшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо уста­навливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

     Если при рассмотрении иска об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения судом будет установлено, что осно­ванием возникновения права собственности истца является ничтожная сделка и отсутствуют другие основания возникновения права собствен­ности, суд отказывает в удовлетворении заявленных исковых требований независимо от того, предъявлялся ли встречный иск об оспаривании сделки, поскольку в силу п. 1 ст. 166 ГК РФ ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом. Аналогичная оценка может быть дана судом незаконному акту государственного органа либо органа местного самоуправления, положенному в основание возникновения права собственности лица на движимое имущество.

    По смыслу ст. 133 ГК РФ, если неделимое имущество продано неуправомоченным отчуждателем нескольким лицам на основании одной сделки и находится в их владении, на стороне приобретателя образуется множественность лиц. По этой причине указанные лица являются соответчиками по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

    Приобретатели неделимой вещи вправе возражать против этого иска по основаниям, предусмотренным ст. 302 ГК РФ. При этом иск об истребовании имущества подлежит удовлетворению, если хотя бы один из приобретателей не является добросовестным.

     При рассмотрении споров о восстановлении права на долю в общей долевой собственности необходимо учитывать следующее.

       Если доля в праве общей долевой собственности возмездно приобре­тена у лица, которое не имело права ее отчуждать, о чем приобретатель не знал и не должен был знать, лицо, утратившее долю, вправе требовать восстановления права на нее при условии, что эта доля была утрачена им помимо его воли. При рассмотрении такого требования по аналогии за­кона подлежат применению ст. 301, 302 ГК РФ. На это требование рас­пространяется общий срок исковой давности, предусмотренный ст. 196 ГКРФ.

    В случае если иск собственника об истребовании имущества из чу­жого незаконного владения удовлетворен, покупатель чужого имущества вправе в соответствии со ст. 461 ГК РФ обратиться в суд с требованием к продавцу о возмещении убытков, причиненных изъятием товара по осно­ваниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи.

     К участию в деле по иску об истребовании имущества из чужого неза­конного владения привлекается лицо, которое передало спорное имуще­ство ответчику, в частности продавец этого имущества. В то же время в силу абз. 2 ст. 462 ГК РФ непривлечение покупателем продавца к участию в деле освобождает продавца от ответственности перед покупателем, если продавец докажет, что, приняв участие в деле, он мог бы предотвратить изъятие проданного товара у покупателя.

    В силу п. 1 ст. 449 ГК РФ публичные торги, проведенные в поряд­ке, установленном для исполнения судебных актов, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица в случае нару­шения правил, установленных законом. Споры о признании таких торгов недействительными рассматриваются по правилам, установленным для признания недействительными оспоримых сделок. Если лицо полагает, что сделка, заключенная на торгах, недействительна, оно вправе оспо­рить указанную сделку.

 

 

Если у Вас возникли вопросы или Вам необходима квалифицированная юридическая помощь, Вы можете обратиться к нам в Юридический Центр на Белорусской одним из следующих способов:

  1. По телефону: +7 (499) 340-09-24
  2. По факсу: +7 (495) 637-62-32
  3. По электронной почте: ;
  4. По адресу: 125040, г. Москва, 3-я ул. Ямского поля, д. 2, корп.3, оф. 101.

 


Источник: http://xn--80aej6addhfr1b.xn--p1ai/spory-ob-istrebovanii-imuschestva-i



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Исковое заявление о признании права собственности на Признание чапаевске

Признание ответчиками иска о праве собственности Признание ответчиками иска о праве собственности Признание ответчиками иска о праве собственности Признание ответчиками иска о праве собственности Признание ответчиками иска о праве собственности Признание ответчиками иска о праве собственности Признание ответчиками иска о праве собственности Признание ответчиками иска о праве собственности

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ