Стих протоиерея андрея логвинова


/ Просмотров: 61362

Моя фамилия не Блок...

Моя фамилия не Блок,
Я не Есенин и не Пушкин.
Увы, мой хлябающий слог
Не слаще пения лягушки.

Я еле-еле воз везу,
Надеждой слабой сердце грея,
Что выжать из кого слезу
Сумеет стих попа Андрея.

Я просто на безрыбье рак
Почти перед скончаньем света,
Где луч и малого поэта
Пусть хоть на миг рассеет мрак.

 

Я рясу надел…

Я рясу надел – как солдат надевает шинель.
Ушёл на войну я, с которой вернуться не выйдет.
И враг сквозь прицелы теперь, как мишень, меня видит…
Ну что ж, пусть прицел, а у нас есть великая цель.

Ведь словно жена, мне Россия от Бога дана!
Родная, как мать, Божья Матерь глядит, сострадая.
А если от них отступлюсь, то на что я, куда я?..
Такую затеял за души войну сатана!

Я рясу надел – как шинель надевает солдат.
За право на Вечность я вышел на вечную сечу,
С Добром и Любовью надеясь на личную встречу…
Господь – наше знамя. Так пусть содрагается ад!

 

Боже, милостив буди мне грешному…

Притча – мудрости ларь.
Да душа-то – сухарь,
Хоть тоскует порой по нездешнему.
Я стою, как мытарь,
Повторяю, как встарь:
Боже, милостив буди мне грешному!

Архиерей вдалеке –
Точно в красной строке,
Оглянуться на грешника где ж ему!
Мне бы – где в уголке
Выть в сердечной тоске:
Боже, милостив буди мне грешному!

У кого-то успех,
Те – в довольстве утех,
Эти – святы по облику внешнему.
Я стою – хуже всех,
На душе только грех…
Боже, милостив буди мне грешному!

Добрых нет за мной дел,
Мой плачевен удел:
Страшный суд – и ко аду кромешному.
Но твержу, пока цел,
То, что б сердцем хотел:
Боже, милостив буди мне грешному!

 

Магдалина

Душа моя – Мария Магдалина
в рыданьях у подножия Креста…
Внезапно жизнь наехала, как льдина,
срезающая сваи у моста.

А Тот, Который весь – самоотдача,
такой, что от чудес в глазах рябит, -
забит вконец, как загнанная кляча,
и ко столбу позорному прибит.

Судьба, как плеть, безжизненно повисла…
Он – исцелил бы за один присест!
А без Него – весь мир лишился смысла:
смысл – там, где Он. И значит, там, где Крест…

В руках, как прах, земного счастья глина.
В глазах, как солнце, черный лик Поста…
Душа моя – Мария Магдалина
в рыданьях у распятого Христа.
Господи! Кровавыми слезами...

Господи! Кровавыми слезами
Мне бы плакать о грехах моих!..
А стою с бесстыжими глазами
Перед плачущими образами,
Фарисейски лобызая их...

 

Иконы плачут…

Иконы плачут.
Люди – водку жрут,
глотают сериалы и судачат,
и бесконечно врут, и врут, и врут.
Иконы – плачут.

Заплачь, душа.
ведь скоро Страшный Суд.
А дальше жизни не переиначить,
когда тебя на кладбище снесут.
Нас слёзы покаяния спасут.
Пока за нас иконы плачут.

 

Совсем весна...

Совсем весна. Морозов нет в помине,
И солнце в талой плещется воде...
А в церкви говорят о блудном сыне,
А там - о Страшном запоют Суде...

И я как будто получил по роже,
И враз во мне остыл весенний пыл:
Ведь я совсем забыл, что сын я - Божий.
Про Страшный Суд - тем паче позабыл.

И если честно...всё гораздо хуже...
По сути - что я за христианин...
Стою теперь в итоге в грязной луже,
Как блудный сын...Конечно, блудный сын!

Вокруг меня весеннее сиянье,
В душе - грехов сплошная чернота...
Дай, Господи, мне сил на покаянье
В святые дни Великого поста!...

 

Блудный сын

Мы знаем притчу о блудном сыне.
Рассказ покаянный давно не нов.
Но всё изменилось на свете ныне –
Бог  вынужден сам находить сынов.

…Шёл Бог – как бомж, по помойкам роясь,
Среди объедков, среди хламья.
Детей своих отскребая, то есть
Таких примерно, каким был я!..

…Дано мне то, что вовек не снилось:
Ведь я Творцу отныне – родня!..
За что мне, Боже, такая милость?..
Зачем
т а к о г о
любишь меня?!.

 

К Саврасову на полотно

– Грачи-то эти... прилетели
К Саврасову на полотно...
И чем, скажите, в самом деле,
Картине так пленять дано?

Ведь простенько, убого даже,
Пейзаж расхристанный почти...
– Ты в этом простеньком пейзаже
Гараздо большее прочти.

Да, грязный снег... но – Пасха скоро.
Да, воздух мокрый, как от слёз...
Но голосят Руси просторы,
Что близко – солнце и Христос.

Надежда ведь Руси основа!
Надеждой ли, душа, живёшь?..
Вот от чего родней родного
Саврасовских грачей галдёж.

 

Во весь голос

Я люблю не понарошку —
Тут уж мне не прикословь —
Разверну души гармошку:
Заиграй моя любовь!

Я пройдусь, как по деревне,
По галактике кругом.
К белой церкви, как к царевне,
Сердце выскочит бегом.

Не страшит меня огласка —
На виду любовь моя:
У меня зазноба — Пасха
Нескончаемая!

По сиреневой вселенной,
Развернув души меха,
Я пройду, неся нетленный
Свет библейского стихи.

 

Возле дома у попа…

Возле дома у попа
Не метённая тропа.
У попа, видать, попята –
Не попята – шантрапа.

Дом – что сохлая бадья,
Небогата попадья,
Да зато – ума палата,
Проплывает, как ладья.

Вечно в доме нет отца:
Всё по службам без конца,
Чтоб не сбилась с понталыку
У него кака овца...

 

Пора углублять свою веру…

Пора углублять свою веру:
у сердца потребность в тиши.
Почаще спускайся в пещеру
своей богозданной души.

И там затепляя лампаду,
и там возжигая свечу,
от сердца шепчи то, что надо
Небесному слышать Врачу.

Согреются жизни глубины,
раскроется жизни простор,
когда мы в глубинах едины
с Создателем неба и гор.

 

Я встану до рассвета…

Я встану до рассвета раным - рано,
Пока еще изъяна в мире нет.
Напоит утро молоком тумана,
Заря вручит пылающий букет.

Но прежде, неизведанно-другие,
Трава, листва - так это им к лицу! -
Как иноки на ранней литургии,
Не шелохнувшись, молятся творцу.

 

Сияет вера – что алмаз…

Сияет вера – что алмаз,
каких в кремлевской нет палате.
Она – щитом прикроет нас
и мощью Божьей благодати

Как уголь плющили века
всех толщей враз – куда же боле –
так вера, что с алмаз крепка,
средь сердца родилась из боли.

Был чёрный уголь. Бездной бед
раздавлен – гранями сверкает.
Так из отчаяния – свет
Господь, как молот, высекает.

 

Бабьим летом

Еще тепло.
Но речка холодна
и кажется от холода стоячей.
и щука в глубине ее видна.
Душа ль к исходу жизни
стала зрячей? -
но хочет, замерев
пред линзой вод,
такой же быть
прозрачной и зеркальной,
чтоб отразить
бездонный небосвод
и золотой на нем
костер прощальный.

 

Кострома Царственная

Не потому что с гонором,
но что была б за городом
иначе Кострома -
без царского достоинства? -
как генерал без воинства,
как дума без ума.

И тут хоть с кем поспорю я,
что дышит здесь история
и дышит грудью всей! -
бояре с Годуновыми,
как девки за обновами,
века тянулись к ней.

Вслед за Донским Димитрием
князья, сколь были хитрыми,
а тоже ведь сюда -
от Фёдоровской Матушки
как райские оладушки
отведать чтобы, да.

А уж потом Романовы -
описывай романами -
Их так сюда влекло! -
здесь наши императоры
души лечили кратеры
и врачевали зло.

Не потому, что с гонором -
пустым была бы городом
иначе Кострома -
без царского величия,
без доброго обычая,
своя бы не сама.

 

Мучеников свечечки зажглись…

Мучеников свечечки зажглись,
светятся из каждого угла.
Русская земля - как антиминс
на престоле Вечности легла.
Где от Соловков до Колымы
выстрадать за веру не смогли?
Боже, святость русскую прими
во спасении всея Земли.
Вся Россия - во Христе погост,
вся Россия - райский Божий сад.
Выпестует гроздья новых звезд
ладанный молитвы аромат.
Кровушки напиться снова власть
жаждет вся антихристова рать.
Русская земля уже спаслась
правом на Голгофе умирать

 

Уже наступали последние, черные дни…

Уже наступали последние, черные дни.
Изменчивость в людях бывает до страшного странна:
Те самые глотки, что громче кричали "осанна!",
Теперь, нацепив красный крест, заорали: "Распни!"

И славный Генштаб...и командующие фронтов...
Союзники, Дума - по определению врали...
Меж тем, во всю ширь, с перекладиною на Урале,
Был Крест всероссийский и грех всероссийский готов.

Иуды с кайафами бойко полезли во власть.
И даже у русских нерусские сделались лица...
Не знала Россия - настала Страстная седмица.
Но Царская Пасха на небе уже началась.

 

Всех, Россию любящих...

Всех, Россию любящих,
За нее радеющих,
Сердцем пламенеющих –
Сохрани Господь!

Всех, спасенья жаждущих,
Всех болящих, страждущих,
Плачущих, горюющих –
Укрепи Господь!

Всех, обидой дышащих
Или злобой пышущих,
Радости не слышащих –
Просвети Господь!

Всех, нас ненавидящих,
Смысла в нас не видящих,
Губящих, обидящих –
Вразуми Господь!

 

Ферапонтово

Не достать горизонта вон того...
Не летать на святой заре...
Дремлет тихое Ферапонтово
возле озера на горе.

Благодати легко над склонами,
где веков залегли пласты,
где с поклонами под иконами
нас вымаливали в посты.

И уже...возлетаю в выси я..
где полтысячи лет права
запредельного Дионисия
заповедная синева!...

 

Пересвет и Ослябя (Два монаха)

К нам летит сквозь годы свет,
Яркость не ослабя:
Александр Пересвет
И Андрей Ослябя!...

Два монаха облачась,
Как в броню, в молитву,
Сердцем не ожесточась,
Поднялись на битву -

Дабы Русь исполнить сил! -
Не за злато-серьги.
Их на бой благословил
Преподобный Сергий.

Пали в битве у реки -
Где Непрядва, Смолка, -
Ратным подвигом крепки,
Чтоб неправда смолкла.

Но сильна напасть на нас,
Каждый, кто толковый, -
Тот ведь бьется и сейчас
В сече Куликовой.

Золотой телец, орда,
Властные мамаи...
Продвигается беда,
Русь мою ломая.

Утопает мир во зле
нынче - в каждой школе,
В каждом доме и селе -
Куликово поле.

Чтоб всходил для нас рассвет,
Разверзались хляби,-
Сердце, будь как Пересвет,
Воля - как Ослябя!

Жив ты будешь иль разбит -
Враг коварен злобный...
Главное - благословит
Сергий Преподобный!...

 

Преподобне отче Сергие…

Кроткий образ милосердия
К нам снисшедшего Христа, -
Преподобне отче Сергие...
Неземная красота!

Долгий век обитель строится,
Как молитва без конца...
Возсияла в душах Троица,
Возводя горе сердца.

Ты игумен. Но важней еще -
Тут столетья нипочем -
Точно Ангел пламенеющий,
Стал ты с огненным мечом.

Ты - Руси Святой предсердие,
Той, чье сердце - для Христа.
Преподобне отче Сергие!...
Неземная высота!...

Покров

В годину тяжких бед, в смертельный год,
Когда сникает силовик плечистый, -
Вдруг весь народ нутром осознает,
Что нас хранит один Покров Пречистой.

Как в Церкви Таинство Святых Даров
Невидимо, но ощутимо нами, -
Пречистой Богородицы покров
Раскинут над житейскими волнами.

Покров - сильней ракетного щита,
Всего, что может человек создати.
Земная жизнь - ничтожная тщета,
Когда с ней нет небесной благодати.

И потому, хоть дел невпроворот
И груз забот сгибает тяжко плечи, -
Повсюду на Руси пылают свечи.
И вновь с надеждой молится народ.

Покров, Покров над Русскою землёй!
Дано Руси небесное гражданство -
Пока сердца не сделались золой,
Покуда в нас молитвы постоянство.

А если мы не те - в смертельный год,
Когда замолкнет оптимист речистый, -
Пусть осознает до конца народ,
Что нас хранил один Покров Пречистой.

 

Евангелие началось с Неё

Евангелие началось с Неё,
Когда как хор, пространство зазвучало.
Благая Весть – спасения начало:
Спаситель принял нас в родство Своё

Евангелие – праздник навсегда.
Благая Весть – немыслимое чудо!
А чудо – пусть оно и не отсюда,
Но главное – пришедшее сюда.

- Да будет по глаголу твоему, -
Архангелу сказала Гавриилу,
Поведавшему про такую Силу,
Что не под силу нашему уму.

Чистейший человечества цветок,
Мария Дева – Райский Цвет отныне.
Не блещем святостью, но льнём к святыне,
Ведь с Благовещения – с нами Бог!

- Да будет по глаголу твоему, -
Сказала кротко. – Се раба Господня…
Святое Благовещенье сегодня!
Трепещет сладко сердце потому.

 

Иверская

Снег то стает, то снова пойдет...
Лист сползает по склизкому склону...
По церквам православный народ
Славит Иверскую икону.

Непогодам любым вопреки
Расправляются хмурые лица,
Затепляются душ огоньки
Перед ликом Небесной Царицы.

Ведь Она с византийских времен,
Как кровинушку свою, без отказа
Русь прижала к груди, и Афон,
И седые вершины Кавказа.

Да беда, с византийских владык
поразить нас безумие хочет:
Был пронзен Богородицы лик
и с тех пор день и ночь кровоточит..

Кровь то стихнет, то снова пойдет:
Стоном залиты горы Кавказа...
Устоит ли Афона оплот?
Русь удержит ли веры алмазы?

Но тем ярче, беде вопреки,
В деревеньках и сердце столицы
Загораются душ огоньки
Перед ликом Небесной Царицы!...

 

Все к Афону в сердечном поклоне

Все к Афону в сердечном поклоне.
Там великая наша родня.
– Помолитесь за нас на Афоне! –
Прихожане просили меня.

Нынче надобно всем укрепиться,
Впереди непростая пора.
Поддержи нас, Афона Царица!
Помоги нам, Святая Гора!

…Русский дух – дабы не был упёртым –
Как стегали! – расстрел да этап…
А Афон покупают комфортом,
Чтоб от пряника мощью ослаб.

…Русский дух, точно раненый витязь,
Подымается день ото дня…
– Вы в России за нас помолитесь! –
На Афоне просили меня.

 

Две горы

Две горы две тыщи лет
Всех зовут в объятья:
На одной Фаворский свет,
На другой - Распятье.

На Фаворе - благодать,
На Голгофе - горе.
Но без горя - не видать
Света на Фаворе.

На Фаворе хорошо!
На Голгофе - плохо:
Без разбору в порошок
Разотрет эпоха.

И душа - как нагишом
На позор, бедняжка...
На Фаворе хорошо.
На Голгофе - тяжко.

Господи, прости, прости!
Дай нам столько силы
Дабы совесть пронести
До креста-могилы,

Не предать - себе виной -
Доброту, сердечность...
Вид с Фавора: шар земной.
Вид с Голгофы: Вечность.

 

Остров тишины

Заветный остров тишины
в груди подвижника таится.
Туда он может взять и скрыться
от грохота мирской войны.

Глубинный остров тишины!
Там нет пустого разговора,
там край приволья и простора,
леса, озера, валуны.

Там – как среди иной страны,
душе желанная награда –
святая келья, храм, лампада,
мир и отрада тишины.

Там и секунды течь должны,
как реки севера, неспешно.
Там можно, вместо гонки здешней,
вкушать степенность тишины.

Жить в грохоте обречены
теперь не только средь столицы.
Но стоит в сердца глубь спуститься –
там, как алмаз в земле, таится
заветный остров тишины.

 

Там, где белый скит

Там, где белый скит
на горе стоит,
весь с молитвой слит, -

Там такой простор!
И стремится взор
к зеркалам озер.

Скит как духа столп
не для праздных толп –
для спасенья толк.

Не игумен строг –
жить у всех зарок
как велел им Бог.

Часто Божья Мать
любит здесь бывать,
помолясь, вздыхать.

Смотрит с высоты –
а кругом кресты,
ели да цветы.

Как нигде беда –
здесь лилась года
кровь аки вода.

Но зато дана
ныне тишина,
ночи белизна

Там, где белый скит
на горе стоит,
весь с молитвой слит.

 

Чистейшим бумажным листом…

Чистейшим бумажным листом
я выпал из Божьей десницы...
И лист закружился потом,
чтоб снегом к земле устремиться.

Он вишенным плыл лепестком,
он колосом ветру раскрылся,
он лился парным молоком
и льном, поседев, теребился...

Все - Отче Небесный, - лови
меня - как отчет о побывке!...
Ты только слова о любви
прочтешь на бумажном обрывке.

Пепел
Не знаем, где нас ждет удар.
Тот вещи накопил и тыщи,
Но вдруг беда, но вдруг пожар...
Итог всей жизни - пепелище.

А душу - что, нельзя украсть?!
Ты стал, как храм, высок и светел?
Но вдруг напасть: как пламя, страсть...
И вместо храма - горький пепел.

 

Ноябрь

Ноябрь. Одна заветная забота
У замерзающего естества:
Дожить до зимнего солнцеворота,
Хоть как-то дотянуть до Рождества.

А там - простор!..И в снеговом завале
Синицами затенькает во мне:
Перевалили. Перезимовали.
Крещенье. Значит, скоро быть весне

 

Хочу, чтоб наступило Рождество…

Хочу, чтоб наступило Рождество,
Чтоб Он скорей действительно родился -
Не в давнем Вифлееме воплотился,
А здесь, сегодня, где я жду его.
Я жду, чтоб Он меня преобразил,
Чтоб расцвела, как Вифлеем, округа
И выправил Он, что я исказил,
И стал мне за Единственного Друга.
Скорей бы наступило Рождество!
Не где паслись библейские овечки,
Но чтобы воцарилось Божество
В моем, твоем и чьем-нибудь сердечке.
Скорей бы наступило Рождество...

 

В Рождество…

В Рождество рождается Добро.
Пусть оно, как этот мир, старо, –
Только силой этого Добра
Мирозданья держится гора.

В Рождество Вселенская любовь
Потрясает наши души вновь:
Бог – Младенец просится в сердца
Волею Небесного Отца.

В Рождество Надежда к нам пришла:
– Эй, душа, расправь свои крыла!
В сердца колыбельке – Божество.
С Ним Добро и Правда... Рождество!

 

Святки

Тихий месяц. Звонкий лёд.
Снег нога сминает.
Добрый старый Новый  год
Рождество сменяет.

Вифлеемские слова
Ночь промолвить хочет
(Хоть с Христова Рождества
Чуть короче ночи).

Впереди Крещенье ждёт –
Мира очищенье,
Ибо освященье вод
Каждый год в Крещенье.

Хочется… желать… всего:
Люди сердцу сладки! –
Оттого что Рождество.
Потому что – Святки.

 

Начать с себя. Со своего сердечка…

Начать с себя. Со своего сердечка.
Войти в него, как в церковь, из дали',
Где мы – подсвечник, а оно – как свечка,
Что мы, крестясь, пред образом зажгли.

Начать с себя. В округе нету рая.
Но ты гори, гори, моя свеча! –
Огнём любви и веры, не сгорая.
Да будет в нас молитва горяча.

Да станем мы, как в храм входя, – другие,
Дождём омыты покаянных слёз...
Сердечко – как алтарь, где литургия.
И там во мне Христос. В тебе Христос.

 

Так дано много!

Так дано много!
Так легка трата:
возлюби Бога,
полюби брата,

накорми пташку,
пожалей кошку
дай больным чашку,
а другим — ложку.

Так уж Всевышний
создал: мы — люди,
не когда дышим,
а пока — любим…

 

Без Христа как без хребта

Без Христа –
Как без хребта.
Жизнь пуста
И смерть люта.

Без Христа
Душа, ребята,
Как хотите,
А – не та.

От него вся доброта!
Истина – она проста:
Мир стоит – пока сияет
Лик Спасителя Христа!

Долог путь, гора крута…
Иль молитва в нас свята’,
Или – пропасть да болото.
Без Христа –
Что без хребта.

 

В итоге истина проста...

В итоге истина проста:
Где нет любви – там нет Христа.

Любых молебнов многословье
Пустое, если не с любовью.

Об нас антихрист точит зубы,
Поскольку в нас сердца безлюбы.

Ликуют лживые уста!
Но нет любви –  и нет Христа.

 

Есть два крыла, ведущие ко счастию…

Есть два крыла, ведущие ко счастию,
Которое прочней любых дворцов.
Те крылья – Покаянье и Причастие –
Равны для мудрецов и простецов.

Кругом рвут глотки за свободы – равенства,
Другие к золотому льнут тельцу…
Но если жизнь дарована как таинство –
Восходим через Таинства к Творцу.

За все, за все настигнет воздаяние,
Уйдет в песок земных блаженства река…
Но с кем Причастие и Покаяние –
Господня сохранит рука.

 

Прости нам, Господь

Прости нам, Господь,
Прегрешения наши!
И дай продержаться
От Чаши до Чаши.

Нас плющит от боли:
Жизнь – ада не краше.
Как минное поле
От Чаши до Чаши.

Но тонущим в хламе
Со всеми делами
Есть Чаша – как пламя!
Где Спас – в нас
и с нами!

Все горести наши,
Все немощи наши –
От Чаши до Чаши.
От Чаши до Чаши…

 

Чистые девы

Высокой чистоты напевы
Порою слышатся как сон...
Святые праведные девы
Последних на земле времен!

Вы - сестры Нового Завета,
Хотя обычен ваш наряд, -
Всегда в молитве...пусть за это
Спасибо вам не говорят.

Духовное благоуханье
Христовых - как цветы - невест!...
Но радость вашего избранья
Нести приходится как крест.

Где жизнь нередко как крушенье
И жизнь порой недорога...
Терпенье - наше украшенье,
Смиренье - ваши жемчуга.

Святые праведные девы
Последних на земле времен!
Уж для Христа известно, где вы:
Вас к сердцу прижимает Он!

 

Все земное зарастает ложью…

Все земное зарастает ложью –
Как на куполах чернеет медь…
Важно – только Царство… Царство Божье…
Остального – можно не иметь…


Источник: http://agia-ksenia.kz/duhovnaya-poeziya/stihi-protoiereya-andreya-logvinova/



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Протоиерей Андрей Логвинов / Стихи. ру Не ищи в словах стих

Стих протоиерея андрея логвинова Стих протоиерея андрея логвинова Стих протоиерея андрея логвинова Стих протоиерея андрея логвинова Стих протоиерея андрея логвинова Стих протоиерея андрея логвинова Стих протоиерея андрея логвинова Стих протоиерея андрея логвинова

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ